Яков Кротов (http://yakov.works)

Размышления и истории. - Библиотека.

19 июля 2018 года, четверг, 20 час 30 минут UTC (за 18 - 17 - 16 - 15 - 12 - 11  июля)

НЕТ ПРАВДЫ НЕ ОТ БОГА

«Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию. Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня» (Рим. 15, 2-3).

«Я по Твоим счетам плачу!» «Поношения злословящих Тебя пали на меня». Автор этой поэтической строки на свой манер оправдывал Бога: зло в мире по воле не Творца, а разных тварей, которые восстают на самое святое. Ну, а я представляю это святое, вот мне и достаётся.

Только проблема зла — лишь вывороченная наизнанку проблему добра. Откуда добро в мире? В чём смысл добра?

А ни в чём! — говорят часто именно верующие люди. Подумаешь, добро! Иисус исцелил? «Силой князя бесовского!» (Мф. 9, 34 — как комментарий к этому месту в храмах читают про «злословия»). Много его в мире, сатанинского, антихристова добра.

Собственно, за неправильное добро Иисуса и распинают. Не тем санкционировано. Кража торговой марки. Вот оно — богохульство, святотатство. Украли у Бога монополию на добро. Подделали добро. Значит, Бог больше не нужен? Не один Бог источник света?

Это и по сей день распространённое представление об антихристе — что он будет делать добро, но неправильное. Владимир Соловьёв фантазировал: антихрист даст протестантам огромный центр по изучению Библии, православным огромный храм, католикам вернёт папское государство.

Но это же неверно! Разве институт Библии — добро? По доброму — изучай литературу древнего Ближнего Востока, разные тексты, можешь изучать, конечно, и то, как они в довольно калейдоскопическом порядке складывались в канонический комплект текстов иудеев, христиан, мусульман, гностиков. А отдельно Библию — это как протестантская геометрия. Злоупотребление верой. Аналогично с огромными храмами и церковными государствами: да что ж в них доброго-то? Всё это прыщи властолюбия, материализма, погони за количеством в ущерб качеству. Если строят роскошный храм в стране, где дети от недостатка денег у родителей умирают, недобрый это храм.

Вера не на то дана, чтобы учить Бога, когда, кому, какое добро делать, а в том, чтобы дать Богу делать добро, даже если оно выламывается из наших представлений о норме и пользе. Даже если это добро делается нашим врагам. Мы должны не владеть добром и злом и контролировать их правильное распределение, мы должны открыть сердце Богу, чтобы радоваться добру всякому и огорчаться всякому злу, даже если оно нам на пользу. А такое бывает, увы.

Мы собираемся на литургию, потому что тут — добро. Страшная мучительная казнь, обвинение в богохульстве, богословском терроризме и религиозном экстремизме — хотел разрушить Храм, хотел, что греха таить, хотел вскрыть нарыв на религии — зло? Зло! Зло, преодолённое воскресением! Воскресение — высшее добро, воскресение явленное и продолжающееся, воскресение не как возвращение в капсулу непознаваемости, вечности, всемогущества, а воскресение как коперниканская революция, — не вокруг смерти вращается жизнь, а вокруг воскресения. Беспросветное зло стало светом и добром. Иначе было нельзя? Увы, иначе было нельзя, иначе бы зло продолжало считать себя реальностью, а добро — своими галлюцинациями.

Мы все немного остаёмся материалистами и в вере. Мы словно подманиваем Бога сходством — вот вино похоже на кровь, хлеб на тело — ну, немножечко — поэтому возможно, что живой Иисус вот в этом Хлебе и Вине. Главное, всё по инструкции сделать, чтобы было похоже — в просфору игрушечным копьём ткнуть, верёвочки-завязочки…

Бог не потому приходит в мир, что мы устроили что-то Ему соответственное. Большой храм не больше соответствует Богу, чем маленький. Он точно так же не соответствует, никак не соответствует. Богу дом не нужен вообще, ни большой, ни маленький. В нашей жизни нет ничего «соответствующего» Богу, даже близко «достойного Бога». Никаких аналогий и метафор — иное есть идолопоклонство.

Единственное, что соответствует Богу, подобно Богу — это человек. По определению. Нет подобия Богу — нет человека. Это очень плохая новость. Человек-то свободен, неуправляем. Куда легче собирать золото, знания, картины, — это всё легко развесить, скопить, осмыслить. А человека, даже самого бесчеловечного — не осмыслить. Странные мы. Потому что самое первое чудо — Бог взял человека и сказал: «Сия скотина есть Образ Мой. Сия обезьяна есть Подобие Моё». Пресуществление. Чудо посильнее пресуществления хлеба и вина. Вино хоть немножко похоже на кровь, человек же на Бога ничуть не похож. На Бога похожа человечность, да где ж она в человеке!

Только любовь Божия из человека бесчеловечного делает человека человечного. Бог исцеляет, делает добро — и не нужно Его ругать, если добро не соответствует нашим правилам. Лучше добро не по правилам, чем зло по всем правилам.

Это не означает, что нужно видеть в людях только добро. Так говорит пошлость, пытающаяся дешёвой ценой, без Голгофы и Воскресения спасти мир. Именно потому и нужно ценить добро и любить всякое добро как от Бога исходящее, что мир лежит во зле, творимом нами, людьми. Как не видеть зла — конечно, видеть. Особенно в себе — это и есть непрерывное покаяние, умение всё время говорить, что я не образ Божий, а так… безобразие безбожное. Главное — чтобы мы видели Бога и добро глазами веры, а зло — глазами скепсиса, недоверия, не надеялись на зло, а надеялись на добро. На невероятное добро — пусть меня, неспособного любить, Бог сделаем как если бы я любил, искренне, сердечно, пусть Он любит во мне вместо меня, обалдуя и эгоиста. Ну что Тебе стоит? Ах да — Голгофа… Иисус не людей заслоняет Собой — Иисус Бога открывает Собой, принимая на Себя все претензии благочестивых людей к Богу, им не повинующемуся и творящему добро по Своей воле, а не по их мудрым указаниям.

За каждым добрым делом — чья-то Голгофа, чьё-то самоотречение, чей-то прорыв через нравственность закона к звёздному небесному царству. Спешить узнавать добро, учиться благодарить за добро, не искать дурного в добре и не искать добро во зле, а искать Бога, чтобы и наше безобразие причастилось Его Образу и Его любви.

[По проповеди в воскресенье 15 июля 2018 года]

ПРАВО БЫТЬ ОБЕЗЬЯНОЙ

У меня, кажется, призвание говорить на похоронах пакости о плакальщиках (впрочем, Библия запрещает калечить себя в знак траура, а мифы о покойниках суть калечение психики). Про Романова сказал, теперь про обезьяну скажу говорящую, Царство ей Небесное. Да, у неё был словарный запас в 4 раза больше, чем у Эллочки людоедки. Полноценный словарный запас, выражала чувства, задавала вопросы, отвечала на вопросы.

Это доказывает, что в человеке нет ничего уникального? Нимало. В человек может не быть ничего уникального - это да! Можно редуцировать себя до умного, симпатичного, доброго шимпанзе? Тому в истории мы тьму примеров видим!

Пропасть - есть. Сколько ни натягивай, сколько ни засыпай, пропасть остаётся. Как между материнским или половым инстинктом и любовью.

Если кто-то мне доказывает, что любовь это просто модификация какого-то инстинкта, которого и у шимпанзе хоть отбавляй, я благодарю за полученные сведения о внутренней жизни того, кто мне это доказывает - исключительно о его личной интимной, душевной, духовной жизни. Но не о моей и не о других людях. Хотите быть шимпанзе - пожалуйста. Быть шимпанзе - одно из базовых прав человека. Быть ответственным, вдумчивым, добрым шимпанзе. Быть же человеком - не право и не обязанность, а чудо.

ЮВАЛЬ ХАРАРИ: СВИНЬИ ВАЖНЕЕ ЛЮДЕЙ

Юваль Харари в своих книгах об истории - не историк, а проповедник определённых идей. Он считает, что эти идеи научны, но что при этом понимается под наукой? Книга "Человек как бог" (Deus Homo) начинается с апологии научно-технического прогресса. Люди победили голод, болезни, войны. Не "уничтожили совсем", но совершили качественный прорыв.

"Качество" при этом отождествляется с количеством. Пусть нескольким миллионам грозит голодная смерть во время войны, большинство-то людей хорошо живут. Во Франции 10% населения недоедают, просыпаются утром, не зная, что будут есть на завтрак, но это всего лишь 10%.

Точно так же могли бы писать Тацит или Понтий Пилат, если бы они относились к рабам и к варварам как к людям. Огромный прогресс достигнут, охотников и собирателей почти не осталось, каменными орудиями пользуется ничтожное меньшинство, войны почти прекратились, процветание.

"В среднем" прогресс есть. Харари не забывает упомянуть, что разнообразные прелести прогресса доступны тем, у кого хороший счёт в банке, но он пишет именно для таких людей. Это и есть "изгнание нищих из общества". Из "нормального", "приличного" общества.

Зато в общество приглашаются другие. Харари - атеист и материалист в том отношении, что приравнивает человека к животному. Человек есть алгоритмы, животные суть алгоритмы (Харари использует термин из математики, чтобы избежать вполне дискредитированный термин "инстинкты"). Человек есть "глубина" - то есть, то, что человек считает счастьем, это всего лишь биохимические импульсы, посылаемые позвоночником и разными другими органами. Вот они-то и есть настоящее в человеке. Это настоящее одно у человека и амёб. Следовательно...

Следовательно, надо сочувствовать животным! Харари не жалеет заключённых в тюрьмах - ему жалко свиноматок в стойлах. У них потребность любить поросят, а поросят у них отбирают, убивают, и оплодотворяют несчастных заново.

Виновата религия - точнее, иудаизм, христианство, ислам. Это религии, которые возникли для оправдания аграрного общества, для оправдания насилия над одомашненными животными.

Старый атеизм, атеизм Базарова и Бюхнера, был последовательнее. Он не жалел ни людей, ни свиней. Старый гуманизм был гуманнее, жалел людей без различия их счёта в банке. Смотрел не на целое, а на каждого отдельного человека. Харари же оперирует исключительно человечеством в целом.

При этом Харари ещё и немножечко марксист - он считает Маркса великим экономистом, который своей теорией помог капитализму переродиться. Капиталисты прочли "Капитал" и стал заботиться о рабочих, дали им изберательные права и этим предотвратили диктатуру пролетариата.

Это, правда, не вполне точная картина. Любую политическую реформу у элит вырывали с величайшими усилиями (что не означает "с насилием"). Считать, что в современном мире политики решают вопросы, анализируя отношение к "средствам производства", делят людей на "рабочий класс" и прочие, можно. Только это означает удаляться от реальности в мир, где Маркс - великий мыслитель, христианство - ради оправдания животноводства, а свиньи нуждаются в сострадании больше арабов.

ЮВАЛЬ ХАРАРИ: ЧЕЛОВЕК СОСТАВЛЕН ИЗ ТРЕХ ЧАСТЕЙ

Я читаю Харари на английском и мне очень жаль переводчика на русский. Проблема в том, что сам Харари мыслит не слишком ясно, а в главном даже и очень путано. В рецензиях прежде всего цитируют его слова о том, что человечество победило голод, болезни и войны. Эффектно сказано, но в чём смысл утверждения? Оно симметрично позитивному утверждению Харари о том, что перед человечество три основные задачи: достинуть бессмертия, счастья, божественности. Для третьей задачи Харари употребляет разные термины, одинаково вращающиеся, однако, вокруг идеи всемогущества.

Важно, что эти две пары есть всего лишь вариация на классическом делении человека: тело, душа, дух.

Победа над голодом есть защита тела, победа над болезнями - защита души (ведь есть и душевные болезни), победа над войной - защита духа. Дальнейший путь вперёд: телу дать бессмертие, душе - счастье (блаженство), духу - божественность.

Сам Харари, надо подчеркнуть, не сознаёт, что его триады есть вариация на тему древнегреческой философии. Он формулирует три задачи как бы наугад, по принципу - а вот у человечества огромное количество денег, времени и знаний, на что бы их потратить?

При этом, надо заметить, третья задача напрочь несовместима с первыми двумя. Харари описывает дальнейшую эволюцию человечества как избавление от тела, превращение людей в некоторое неорганическое явление, при котором глаза могут быть в Индии, а руки в Австралии (то есть, человек видит происходящее в Индии, а при этом двигает шахматные фигуры в Сиднее). Человек "обоженный" так же соотносится с человеком сегодняшним как человек сегодняшний - с животным. То есть, никак не соотносится. Психология исчезнет вместе с телом - то есть, и "душа", с её представлениями о счастье, смысле, жизни тоже исчезнет. Это даже не преображение как прибавление нового измерения и качества, это тотальный, качественный рывок.

Слово "бог" тут абсолютно закономерно, поскольку Харари разделяет идею Бога как существа, качественного отличного от человека. Правда, он затрудняется сказать, что же будет делать сверхчеловек (речь идёт именно об этой ницшеанской идее). Власть? Творчество? Познание? Харари оговаривает, что именно потому, что мы всего лишь юберменши, мы этого знать не можем, но мы можем хотя бы осознать, чего мы не можем знать. Мы должны начать делать то (например, совершенствовать человека операциями на ДНК), что приведёт к результатам, которые мы заведомо не сможем понять.

 

 

 

Я буду очень благодарен и за молитвенную, и за материальную поддержку: можно перевести деньги на счёт в Paypal - на номер сотового телефона.

Почти ежедневно с 1997 года

Фейсбук: https://www.facebook.com/james.krotov. - Почта.

Поиск по сайту через Яндекс:

    

 

Чтобы ежедневно получать обновления этой страницы

введите свой эл. адрес и нажмите кнопку с надписью "Подписка":

Материалы рассылки не подлежат тиражированию, цитированию и использованию без разрешения автора.

Просмотр архивов на groups.google.ru

RSS: http://krotov.info/rss.php

http://twitter.com/#!/Krotobot или по-твиттерному @Krotobot

Мобильная версия

Место библиотеке любезно предоставлено JesusChrist.ru