Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Зоя Крахмальникова

об о. Александре Мене

Храм на крови

Оп.: Известия, 12.9.2000.

Место гибели отца Александра Меня станет действительно святым

В подмосковном селе Семхоз, где жал отец Александр Мень, состоялась церемония освящения фундамента будущего храма преподобного Сергия Радонежского. Храм на месте трагической гибели проповедника откроют через год. Освятил строительство митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, который присутствовал на церемонии вместе с главой районной администрации и губернатором Подмосковья.

О своих встречах с отцом Александром известная религиозная писательница Зоя КРАХМАЛЬНИКОВА рассказала корреспонденту «Известий». В годы правления Андропова она была осуждена за издание сборников «Христианское чтение — Надежда» на год лагерей и пятилетнюю ссылку.

Михаил ГОХМАН


Я часто ездила в Новую Деревню, когда собирала материалы для «Христианского чтения», за которое впоследствии была осуждена. Отец Александр, к которому съезжалось множество православных людей и тех, кто еще искал Веру, был замечательным пастырем. У него была нежная душа, сильный ум, чистая совесть. Он любил Бога и своих духовных детей, которых посылал ему Бог. Отец Александр боялся за них — время было крутое. И они боялись. Не случайно его не раз вызывали на допросы в КГБ. Духовные дети молились за него в то время, когда ему угрожала беда. Они называли его отцом. Он и в самом деле был отцом — с сердцем, открытым каждому, кто приходил. Подойдешь к нему на исповеди, он обнимет, спросит: «Ну, что случилось?» Помню, как мы отправились в Новую Деревню с композитором Николаем Каретниковым и с Александром Галичем, который тогда уже, как он сам писал, «вышел на поиски Бога». Когда служба закончилась, Галич подошел ко кресту, и отец Александр сказал ему: «Я давно вас жду, Александр Аркадьевич». Он крестил тогда Галича, который стал прихожанином его храма. Незадолго до эмиграции Галича мы приехали домой к Меню, на станцию Семхоз. На землю уже спускались сумерки, и Галич пел свою прощальную песню «Когда я вернусь».

Когда мне исполнилось 55 лет, я была в ссылке в селе Усть-Кан на Алтае. И мне в барак передали записку от Меня с поздравлением, благословением и пожеланием скорого возвращения. Я уничтожила ее по прочтении и, как оказалось, была права. Ко мне вскоре пришли с обыском.

Близкие люди говорили, что отец Александр предчувствовал свою трагическую кончину. Я все время думаю о фразе, которую он сказал женщине, встретившей его на дороге, залитого кровью. «Кто это вас?» — спросила она. Отец "Александр ответил ей: «Я сам».

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова