Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

АНТОНИО ПОССЕВИНО

ИСТОРИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ О РОССИИ

 


Оп.: А. Поссевино. Исторические сочинения о России XVI в.  МГУ. 1983. Номера страниц этого издания указаны в прямых скобках.

Предисловие. - Сокращения. - Московия: с. 22: 1 книга, религия - с. 41: 2 книга, история - с. 77: беседы о религии (диспут с православными), с. 88: письма Папы - с. 117: письма Замойского- с. 150: протоколы Ян-Замойского перемирия - с. 190: Московское посольство. - c. 214: Ливония. - с. 233: комментарии.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Одной из основных внешнеполитических задач, отвечавшей интересам экономического развития Русского государства XVI в., была борьба за выход к Балтийскому морю. Россия встала перед необходимостью налаживания непосредственных контактов с европейскими странами, так как в конце XV — начале XVI в. значительно увеличился объем ее внешнеторговых связей, а торговля через посредников, сначала ганзейских, затем ливонских купцов, ущемляла экономические интересы страны. Кроме того, русское государство испытывало большую потребность в различных специалистах, но ливонский орден решительно отказывался пропускать их через свою территорию. Ощущались и большие затруднения в налаживании регулярных дипломатических сношении с западноевропейскими государствами 1. Однако попытки Русского государства укрепить более тесные торгово-экономические связи с Западом постоянно наталкивались на энергичное противодействие Великого княжества Литовского, Речи Посполитой и ливонского ордена, ставивших своей целью экономическую и политическую изоляцию России.

Борьба России за выход к Балтийскому морю уже с конца XV в., несмотря на широкое использование средств дипломатии при разрешении конфликтов, нередко принимала характер военных столкновений 2.

Ливонская война Русского государства, начавшаяся в 1558 г., вначале шла успешно. Уже в 1558 г. к русским отошла [6] значительная часть побережья Балтийского моря (современная Эстония, Нарва и Дерпт (Тарту), в 1563 г. был взят Полоцк. К 1577 г. почти вся Прибалтика, за исключением Риги и Ревеля (Таллина), была в руках русских. С 1578 г. намечается перелом. В войну вступило одно из самых сильных государств Восточной Европы того времени — Речь Посполитая 3. В 1579 г. в Новгородскую область вторглись шведы, и Русскому государству, изнуренному долгой войной, пришлось обороняться одновременно от двух сильных противников при постоянной угрозе с юга со стороны татар.

В августе 1579 г. пал Полоцк, за ним Сокол. Узнав о потере Полоцка, Иван IV отступил с главными силами в глубь страны и сделал попытку к мирным переговорам. В июне 1580 г. к королю польскому и великому князю литовскому Стефану Баторию были направлены русские послы Сицкий и Пивов для переговоров о мире 4. В сентябре поляки заняли Великие Луки, затем Невель, Заволочье и другие города, в результате чего большая часть территории бывшего ливонского ордена, с таким трудом завоеванная Россией в долгой и изнурительной войне, оказалась в руках Батория. В мае 1581 г. шведы взяли Нарву, и таким образом Русское государство потеряло выход к Балтийскому морю, дававший ему возможность осуществлять прямые торговые и дипломатические сношения со странами Западной Европы 5.

Сложная политическая обстановка вновь поставила Ивана IV перед необходимостью искать перемирия. Однако предложения русских послов были отвергнуты Баторием: ободренный последними военными успехами, он потребовал не только всю Ливонию, но и Великие Луки, Смоленск, Псков и Новгород.

Тогда на заседании Боярской думы 25 августа 1580 г. было решено послать «наскоро» гонца в Рим к папе и в Прагу к императору Рудольфу II 6.

На первый взгляд это решение кажется неожиданным. Н. П. Лихачев, анализировавший документы, связанные с приездом Поссевино, пишет, что оно поражает именно своей внезапностью 7. На самом же деле русская история знает подобные прецеденты. В 1526 г. на [7] переговоры между Василием III и польским королем Сигизмундом I вместе с представителем австрийского императора Герберштейном, автором известного сочинения о России, был приглашен и представитель папского престола Джан Франческо ди Потенца («Иван Френчюшко», как называют его русские источники). О том, что этот факт был известен Ивану IV, говорят выписки из посольских книг 1526 г., сделанные специально для него дьяком Андреем Щелкаловым по случаю приезда Поссевино 8. Грозный надеялся, опираясь на посредничество папы и заручившись поддержкой императора Рудольфа II, добиться более выгодных условий перемирия. Русскому послу поручено было предложить папе Григорию XIII: «...вперед с тобою с папой с римским и с братом нашим с Руделфом цесарем быти в единачестве и в докончанье и против бесерменских всех государей стояти заодно хотим» 9. Кроме того, русский царь обещал предоставить свободный проезд итальянским купцам через Россию в Персию и Индию 10.

В Риме с радостью ухватились за предлог, позволивший направить представителя папы в Россию. Папская курия внимательно следила за положением дел в Восточной Европе и прилагала определенные усилия, чтобы заручиться поддержкой России в борьбе с Османской империей и протестантскими силами Европы 11.

Еще в 1561 г. папой Пием IV был послан к Ивану IV Франческо Канобио с предложением направить русского представителя на Три-дентский собор. Однако Канобио не был пропущен в Москву по приказу польского короля. В 1570 г. Виченцо дель Портико, папский нунций в Речи Посполитой, должен был ехать в Москву с целью вовлечь русского царя в антиосманскую лигу. В последний момент в Риме от, казались от этой мысли и отменили посольство под предлогом «жестокости московита». В 1576 г. папская курия намеревалась отправить в Москву богослова Рудольфа Кленхена (Кленке). Цель посольства: соединение церквей и антитурецкое объединение. Неожиданная смерть посла нарушила эти планы 12. В 1579 г. папский нунций Калигари по поручению папы Григория XIII пытался завязать связи с Москвой через пленных русских в Польше, но король Стефан Баторий воспротивился этому. Калигари хотел отправить письма в Москву через Швецию 13, но в это время в Рим прибыл русский посланец Истома Шевригин, и папская курия стала деятельно готовить своего представителя для посредничества между Россией и Речью Посполитой. Для этой миссии был выбран иезуит Антонио Поссевино 14. [8]

Антонио Поссевино родился в 1534 г. в Мантуе в семье золотых дел мастера, духовное образование получил в Риме. Кардинал Гонзага, заметив исключительные способности Поссевино, взял его к себе сначала секретарем, а позже поручил воспитание своих племянников. В 1559 г. Поссевино вступает в орден иезуитов, (причем, проходит новициат, двухлетний срок испытания, за 6 месяцев) 15. Почти сразу же ему даются ответственные поручения. В 1560 г. генерал ордена Лайнес посылает его в Савойю, где в это время заметно усилилось реформационное движение. Объехав Пьемонт и Савойю, Поссевино доложил о положении дел герцогу Эммануилу Филиберту и настоял на применении самых жестоких мер к еретикам. Против протестантов было послано двухтысячное войско, которое сопровождал сам иезуит 16.

К 1565 г. относится процесс во французском парламенте о праве иезуитов преподавать в парижском университете. Поссевино добился того, что иезуиты «пока» были оставлены в качестве преподавателей университета 17. По поручению папского двора он основывает ряд иезуитских коллегий, в частности коллегию в Авиньоне, и сам становится ее ректором.

В 1568 г., продолжая проповедовать во Франции, Поссевино издает небольшую книжку «Христианский воин» (Miles Christianus), где пишет, что каждый сражающийся с еретиками солдат — герой, погибший в этой борьбе — мученик, малейшая пощада — преступление. Жители Тулузы в большой степени под влиянием этой книги, а также проповедей Оже и Поссевино в течение нескольких месяцев перебили более 5 тыс. протестантов.

В 1569 г., когда Поссевино отправился в Рим, чтобы принять последний, четвертый, обет ордена и вступить в высший класс Общества Иисуса, в Авиньоне распространился слух, что Поссевино имеет секретное поручение ходатайствовать о восстановлении здесь инквизиции. В городе началось волнение, папскому легату кардиналу д'Арманьяку с трудом удалось успокоить авиньонцев.

С 1572 по 1578 г. Поссевино — секретарь генерала ордена. С 1578 г. начинается его дипломатическая деятельность. В 1578 г. папа Григорий XIII, пристально следивший за событиями на севере, отправляет Поссевино в Швецию, где в это время усилилась партия реформаторов. Он официально назначается «апостольским легатом и викарием всех северных стран», включая Литву и Россию, при этом ему дается инструкция разузнать о положении дел в «Московии». Сначала миссия Поссевино была успешной: лестью, обещаниями, запугиваниями ему удалось склонить на свою сторону короля Юхана III и совершить над ним конфирмацию. При этом очень помогла королева Екатерина Ягеллон, на которую Поссевино имел чрезвычайно большое влияние 18. Поссевино уехал в Рим, оставив при шведском дворе [9] нескольких иезуитов. Вернувшись туда через год, он увидел, что труды его пропали даром: король убедился в лживости иезуитов и охладел к ним 19. Однако им удалось целиком подчинить себе сына короля, будущего польского «короля-иезуита» Сигизмунда III.

По дороге в Швецию в 1579 г. Поссевино остановился в Вильно, где впервые встретился с польским королем Стефаном Баторием и где состоялся его диспут с кальвинистом Андреем Воланом 20. Под влиянием аргументов Поссевино Баторий приказал Волану уничтожить свое сочинение. В том же году, будучи уже в Швеции, иезуит написал обширное полемическое сочинение против лютеранина Давида Хитрея 21. С 1580 г. Поссевино находился в Риме, где его застало посольство Шевригина (24 февраля 1581 г.).

Папская курия дает подробные инструкции иезуиту. Основная цель миссии Поссевино — привлечь Ивана IV к антиосманской лиге и этим приблизить его к папскому двору, затем постепенно обратить русского царя в католичество и подготовить почву для полного окатоличивания России. Перед отъездом Поссевино знакомится с доступными ему материалами о России: книгами Герберштейна, Гваньини, Кобенцеля, Джовио, Кампензе, письмами и инструкциями пап Льва X, Климента VII, Пия V и Григория XIII, стремившихся завязать дипломатические связи с Россией 22.

27 марта 1581 г. русское посольство вместе с Поссевино выехало из Рима. Первая, довольно длительная остановка, была в Венеции. Здесь Поссевино вел переговоры о вовлечении Венецианской республики в антитурецкую лигу и о возможных торговых отношениях Венеции с Россией. В Австрии, Богемии, Речи Посполитой Поссевино знакомится с положением дел, регулярно отсылая донесения в Рим. В Граце (Штирия) Поссевино встречается с Кобенцелем, недавно побывавшим в России в качестве посла императора Максимилиана, и имеет с ним продолжительную беседу о положении дел в России 23.

13 июня Поссевино прибыл в Вильно к польскому королю. Баторий сначала с неудовольствием принял посредничество иезуита, считая, что переговоры дадут передышку «московиту» и позволят ему стянуть новые силы в западные области 24. Но Поссевино увлек Батория картиной той исторической роли, которую ему будет суждено сыграть; заключив мир с Иваном IV, Баторий подготовит почву для объединения [10] восточной и западной церкви и будет содействовать распространению католичества в северных и восточных областях. Этим же он обеспечит себе поддержку папского престола 25. 3 июля Поссевино вместе с канцлером Яном Замойским прибыл в Диену. Здесь, как и в Вильно, Поссевино всячески старался использовать свое влияние на короля, постоянно беседуя с ним и почти ежедневно произнося проповеди. Он добился у короля разрешения конфисковать в пользу иезуитской коллегии, основанной в Вильно в 1579 г., часть имений, принадлежавших ранее русской церкви 26.

18 августа Поссевино приехал в Старицу (через Оршу и Смоленск), где в это время находился Грозный. Здесь Поссевино вручил царю письма папы и императора Рудольфа, а также подарки и письма к царице (ошибочно названной в письме Анастасией) и царевичам. Здесь Поссевино узнал условия Ивана IV: царь отдает Полоцк с пригородами, Луки, Заволочье, себе же требует 36 замков в Ливонии, в их числе Нарву с пригородами. Иезуиту при этом были показаны некоторые документы из архивов, подтверждавшие права русских на Ливонию. Поссевино пробыл в Старице около месяца. Грозный несколько раз принимал его, и всякий раз Поссевино пытался начать разговор с ним о вере и объединении церквей, от чего царь упорно уклонялся.

14 сентября Поссевино отправился из Старицы в польский лагерь под Псковом 27. У царя были оставлены иезуиты Дреноцкий и Мориено, которым была дана строгая инструкция следить за московскими делами, не раздражать царя и русских, стараться встречаться с приближенными московского князя, беседовать с ними о вере 28. Эта инструкция оказалась лишней, так как иезуитов держали почти в полной изоляции, и даже письма Поссевино не всегда доходили до них 29.

К концу сентября относится окончание 1-й части (комментария) «Московии» в виде письма к Григорию XIII от 29 сентября 1581 г. 30 Письмо вместе с записью бесед с царем было отправлено в Рим со спутником Поссевино Паоло Кампани. Эти записи, а также копии архивных документов о Ливонии, по утверждению Пирлинга, позже были утеряны 31.

5 октября Поссевино приехал в польский лагерь под Псковом. Положение поляков к этому времени резко ухудшилось. Стойкая [11] оборона защитников Пскова, отсутствие средств на продолжение длительной осады и внутренние раздоры в польском лагере вызывали недовольство у самих осаждающих. «Провиант добываем за 12 миль от лагеря, да и то с большой опасностью. Русские захватывают лошадей, провиант и все прочее... солдаты дезертируют от холода, босые, без шапок и платья, страшно дерутся с жолнерами из-за дров, которые привозят в лагерь, отнимают друг у друга платье и обувь, затем жалобы и ропот на все... воровство в лагере страшнейшее», — свидетельствует один из участников осады 32. Тем не менее требования Грозного показались Баторию чрезмерными, и он не захотел вести переговоры на таких условиях. Поссевино тотчас отправил царю очень красноречивое письмо, где рисовал положение русских самыми мрачными красками: «... в городе (Пскове) очень многие погибают от обстрела королевских пушек, от болезней и душевной скорби, подобно тому, как и в деревнях многие испытали на себе меч врага... король Стефан решил зимовать и вести военные действия повсюду в Московии и остальных своих владениях. Кроме того, он приказал подвезти из Риги большое количество пороха и ядер и вот уже четвертый день ждет пополнения из иностранных солдат...» 33. Поссевино писал также, что шведский король взял Ивангород и Нарву и, следовательно, может вторгнуться в пределы Московии. Уступка Ливонии, убеждал иезуит, не будет особенно тяжелой для русской стороны, так как он обещает испросить у польского короля право свободного проезда через ливонские земли для послов и купцов 34. Вероятно, под влиянием этого письма в наказе своим послам Дмитрию Елецкому «со товарыщи» русский царь выдвинул более умеренные и невыгодные для русских требования: он соглашался передать польской стороне всю Ливонию, оставив за собой Великие Луки, Невель, Заволочье, Холм и псковские пригороды. Послам также было предписано не поднимать вопроса о Нарве и «свейского не замиривати» 35.

Поссевино вместе с польскими послами выехал из псковского лагеря в Ям Запольский, где была назначена встреча послов. Переговоры начались 13 декабря в деревне Киверова Горка в нескольких километрах от Яма Запольского (между Заволочьем и Порховом) и продолжались больше месяца (до 15 января 1582 г.). Поссевино проявлял при этом большую активность: вел все заседания, писал протоколы, обменивался письмами с русским царем, польским королем, канцлером Замойским, кардиналом ди Комо, шведским королем и другими, снимал копии со всех документов. Переговоры велись медленно. Несколько раз польские послы в раздражении на неуступчивость русских уходили с заседаний, заявляя, что больше не вернутся. Поссевино старался примирить враждующие стороны и ускорить ход переговоров. Полякам советовал прекратить осаду Пскова, так как это [12] затрудняет перемирие. Говорил о стойкости русских при защите своих крепостей, приводя в пример безуспешную осаду Печерского монастыря войсками Батория 36.

В то же время в письмах к Грозному он писал о бедственном положении русских: «Храмы разрушены или обращены в конюшни... трупы взрослых и детей валяются повсюду, и на дорогах их топчут копыта коней. Происходит много убийств и грабежей мирных сельских жителей, на них охотятся с величайшим азартом в лесах, забыв об охоте на диких зверей. На обширных пространствах видны следы пожаров и невероятного опустошения твоих владений. Впрочем, это везде не имеет значения, так как там не осталось ни земледельцев, ни скота, однако это на многие годы затруднит торговлю иноземных людей с твоими» 37. Такая политика Поссевино вызвала недовольство обеих сторон. Замойский в раздражении говорил о нем: «Такого сварливого человека я не видывал, он хотел бы знать все королевские планы относительно заключения мира с московским царем, он втирался в королевский совет, когда обсуждалась наша инструкция послам. Он готов присягнуть, что великий князь к нему расположен и в угоду ему примет латинскую веру, и я уверен, что эти переговоры кончатся тем, что князь ударит его костылем и прогонит» 38. Русские же послы писали: «А нам, холопем твоим, видетца, что Онтоней во всех делах с литовские послы стоит за один и в приговорах во всяких говорит в королеву сторону и грамоты твои, государевы, послам кажет» 39. В ходе переговоров обе стороны старались узнать, до каких пределов послам даны полномочия уступать. Поссевино предложил польским послам первым сделать уступки и этим вызвать на откровенность русских. Такой тактический ход продвинул немного вперед переговоры. Поссевино советовал польскому королю выдавать себя за союзника шведского короля Юхана III с тем, чтобы казаться московским послам более серьезным противником. Вопрос о том, включать ли шведского короля в перемирие, долго обсуждался на заседаниях. По совету иезуита, переговоры с Юханом III были на время отложены, при этом Поссевино надеялся, что и для заключения мира со шведами московский царь выберет его своим посредником.

Больше всего споров было о двух крепостях Себеже и Велиже. В конце концов Велиж уступили польской стороне, Себеж — русской. В разгар споров о титуле царя в перемирной грамоте 40 (поляки хотели [13] писать Ивана IV не царем, но лишь великим князем) пришло письмо от Замойского из лагеря под Псковом, в котором он писал, что положение поляков очень тяжелое и он не продержится более 8 дней 41. Именно это повлияло на ход переговоров, и, наконец, на 21-м заседании перемирие было заключено на 10 лет. К Речи Посполитой переходила вся Ливония, за исключением 5 городов, с ливонскими замками, кроме тех, которые были заняты шведами. Таким образом, почти двадцатилетняя война России за выход к Балтийскому морю закончилась тяжелым для русских Ям-Запольским перемирием, при заключении которого деятельность Поссевино нисколько не улучшила его условий. В конечном счете Поссевино интересовала лишь окончательная дель переговоров: заключение перемирия; он стремился казаться миротворцем с тем, чтобы облегчить достижение главной цели посольства: привлечь русского царя к антиосманской лиге и подчинить его апостольскому престолу.

14 февраля Поссевино приехал в Москву. Однако Иван IV, как и раньше, уклонялся от обсуждения вопросов, касающихся религии. Поссевино добился лишь разрешения на публичные диспуты о вере, состоявшиеся 21, 23 февраля и 4 марта. Результатом миссии Поссевино было лишь то, что русский царь снарядил посольство в Рим во главе с Яковом Молвяниновым, которое должно было передать папе грамоту с общими словами о любви и братстве 42.

15 марта Поссевино уехал из Москвы и 24 прибыл в Ригу, где в это время находился Баторий. Здесь Поссевино занялся обработкой донесения генералу ордена о выполнении своей миссии, которое было отослано 28 апреля 1582 г. 43 Из Риги вместе с посольством Якова Молвянинова иезуит отправился в Рим, куда посольство прибыло 13 сентября и где оставалось до 16 октября. Переговоры с папой по казали, что вопрос о крестовом походе против турок остался в том же положении, что и веред поездкой Поссевино. 4 декабря 1582 г. русское посольство вместе с Поссевино прибыло в Варшаву.

С 1582 г, до смерти Батория в 1586 г. Поссевино находится в основном в Польше, исполняя обязанности главного инспектора католических семинарий, возложенные на него папой, и получая ежемесячный пенсион в 100 экю.

Конец 1582 г. — начало 1583 г. Поссевино проводит в Венгрии, заканчивая и редактируя свои трактаты «Московия», «Ливония» и [14] «Трансильвания» 44. Возвратившись из Венгрии в Краков, Поссевино почти неотлучно находится при польском короле. Баторий, несмотря на Ям-Запольское перемирие, начал деятельную подготовку к возобновлению войны с Россией, надеясь успешным завершением войны на востоке укрепить свои позиции в Речи Посполитой. При существовании сильной оппозиции со стороны литовских магнатов и влиятельной группы Зборовских Баторий думал опереться на помощь папского престола. Поссевино оказался весьма деятельным и усердным помощником польского короля, осуществляя связь с Римом и добиваясь предоставления денежных субсидий Баторию для войны с Россией. Иезуит изобрел даже предлог для нарушения перемирия: истощенная длительной войной Россия постоянно находится под угрозой захвата турками и татарами. Поляки должны прийти на помощь своим славянским братьям для защиты от ислама. В письме к Замойскому Поссевино говорит о своей готовности принять участие в этой войне: «Старый солдат Пскова всегда готов встать под знамена прежнего капитана» 45. Поссевино удалось войти в полное доверие к польскому королю, который не переставал его хвалить в письмах к папе, кардиналу Фарнезе, Клавдию Аквавиве и др. 46 При этом Поссевино не забывает своих планов идеологического воздействия на Россию и проекта объединения церквей в юго-западных областях России. Иезуит завязывает тесные связи с князем Константином Острожским, посвятив его в свой проект унии, и даже предлагает ему созвать в Остроге нечто вроде собора, который выработал бы план объединения церквей. Иезуит самым активным образом использует типографию в Остроге для издания книг на славянских языках. Однако столь активная деятельность Поссевино в Речи Посполитой вызвала недовольство как поляков, в частности Замойского, опасавшегося слишком сильного влияния Поссевино на короля, так и самой римской курии, рассчитывавшей опереться в походе против турок на объединенные силы польского и русского государств 47.

Положение Поссевино усложнилось также из-за неприязненного отношения к нему папского нунция в Речи Посполитой Болоньетти, [15] который считал, что Поссевино превышает свои полномочия инспектора училищ и вмешивается в дела, входящие в обязанность нунция. Об этом Болоньетти постоянно писал в Рим в своих донесениях 48. В результате из Рима последовало предписание Поссевино удалиться из Кракова в Браунсбергскую коллегию (Восточная Пруссия) и заниматься исключительно просветительской деятельностью.

После смерти в 1585 г. папы Григория XIII генерал иезуитского ордена назначил Поссевино помощником провинциала в Речи Посполитой. В начале 1586 г. Поссевино вместе с племянником польского короля Андреем Баторием отправляется в Рим, где ему удается выхлопотать у папы Сикста V субсидию в 25 тыс. скуди для завоевания Московии. Только неожиданная смерть Стефана Батория помешала началу военных действий. После смерти короля генерал ордена Аквавива отзывает Поссевино в Рим, так как в сложной борьбе партий за избрание нового польского короля он слишком ревностно поддерживал в качестве претендента на польский престол воспитанника иезуитов сына шведского короля Юхана III Сигизмунда, что шло в разрез с политикой папской курии, отдававшей предпочтение кандидатуре одного из эрцгерцогов дома Габсбургов 49.

В 1587 г. Поссевино назначают ректором падуанской академии. С этого времени он занимается в основном литературной деятельностью: в 1593 и 1606 гг. выходят его большие библиографические работы по различным вопросам теологии. Однако даже в это время интерес Поссевино к России не ослабевает. Он пристально следит за событиями на востоке, поддерживает постоянную переписку с иезуитами из окружения Лжедмитрия I. В 1605 г. в Венеции появляется сочинение под названием «Повествование о чудесном завоевании отцовской власти яснейшим юношей Дмитрием», составленное неким Бареццо Барецци. Как доказано позднейшими исследователями 50, автором этого сочинения был Поссевино, с радостью приветствовавший открытую экспансию против России.

Умер Поссевино 26 февраля 1611 г. в Ферраре. [16]

* * *

Деятельность Поссевино в России довольно полно отражена в русской и зарубежной исторической литературе. Еще представители дворянской историографии (М. М. Щербатов, Н. М. Карамзин), опираясь на тот источниковедческий материал, которым они могли пользоваться, дали свою оценку последних событий Ливонской войны, Ям-Запольских переговоров, и в частности посредничества в них Поссевино.

Если Щербатов только обращает внимавие на искажение действидельного положения дел в войске Батория под Псковом в письмах Поссевино к Ивану IV 51, то Карамзин высказывает уже определенную точку зрения на значение посредничества иезуита при заключении перемирия: «Не ходатайство иезуита, но доблесть воевод псковских склонили Батория ,к умеренности» 52. Русская буржуазная историография продолжает эту традицию оценки Поссевино как арбитра переговоров. С. М. Соловьев в «Истории России», анализируя документы перемирия, делает вывод о пристрастии Поссевино к польской стороне 53. Отдельные статьи о Поссевино (Г. Воробьева 54, С. Дахновича 55 и др.) носят в большой степени информационный характер и не вскрывают значения посредничества папского престола. Резкой и весьма эмоциональной критике подвергает иезуитов, и в частности Поссевино, Ю. Ф. Самарин, но делает это с позиции славянофильства и защиты православия 56.

Эти работы, анализируя деятельность Поссевино как посредника на Ям-Запольском перемирии, почти не касаются его сочинений.

Некоторый анализ исторических фактов, содержащихся в «Московии», дает В. О. Ключевский, отмечая оригинальность сведений Поссевино: «Достоверного они (иностранцы, писавшие о России. — Л. Г.) сообщают мало, за исключением Поссевина, который сам два раза был в Москве и посвятил свой первый комментарий описанию религиозного состояния московского государства и изложению планов и средств касательно распространения в нем католичества» 57. Особое место в изучении личности Поссевино занимают сочинения иезуита П. Пирлинга, представителя официальной католической [17] историографии 58. Начиная с 1884 г. появляется серия его работ о взаимоотношениях Рима и Москвы 59, которые позже были оформлены в пятитомный труд «La Russie et le Saint-Siege», второй том которого посвящен миссии Поссевино в России.

Пирлинг имел возможность широко привлекать для своих работ материалы из ватиканского архива, архивов Венеции, Флоренции и др. Обилие изученных документов, ссылки на ранее неизвестные источники придают работам Пирлинга известную видимость объективности оценок. Этим и объясняется появившаяся под влиянием его работ точка зрения на миротворческий характер деятельности Ватикана, на беспристрастность Поссевино при заключении перемирия. В работах Ф. И. Успенского, Е. Ф. Шмурло, В. Новодворского 60 и даже в источниковедческих исследованиях «дела Поссевина» Н. П. Лихачева 61 ощущается влияние работ Пирлинга.

Многочисленные работы Пирлинга, показывая постоянный пристальный интерес Ватикана к восточноевропейским, и в особенности русским, проблемам, изображая деятельность папского престола на Востоке как некую гуманную, просветительскую миссию, в конечном итоге ставят целью апологию папства, доказывают правомерность его агрессивных действий по отношению к России.

Из других сочинений западной историографии можно отметить монографию Лизи Картуннен о Поссевино как о дипломате. Миссию Поссевино в России автор рассматривает с позиции интересов Швеции, считая, что и Иван IV, и Стефан Баторий желали мира лишь для того, чтобы переключиться на борьбу со шведами. Роль Поссевино, [18] который, несомненно был при переговорах на стороне Батория, незначительна, так как, по мнению автора, заключение перемирия — дело рук не папского престола, а результат успехов шведов 62.

В советской исторической литературе можно отметить целый ряд работ; вскрывающих сущность политики Ватикана по отношению к странам Восточной Европы как политики идеологической и политической экспансии 63. Д. Е. Михневич в исследовании, характеризующем деятельность иезуитского ордена, говорит о Поссевино как о «воплощении «идеала» неумолимого, воинствующего, немилосердного ко всем, кто не угодил церкви, вечно бдительного фанатичного иезуита» 64. Неудача миссии Поссевино, по мнению автора, вызвана тем, что Поссевино недооценивал силы русской дипломатии, игнорировал интересы и психологию русского народа 65.

П. В. Снесаревский в специальных работах, анализирующих миссию Поссевино, подвергает резкой критике стремление католических идеологов исказить историю русско-римских отношений и выдать миссию Поссевино за свидетельство «миротворческой» политики папской курии. Папское посредничество, по мнению автора, помогло закрепить победу Польши и отторгнуть от России побережье Балтийского моря 66. Однако автор, исследуя «Московию» как исторический источник, рассматривает ее в отрыве от других сочинений Поссевино («Московское посольство», «Ливония»), что затрудняет вопрос датировки трактата и анализ фактического материала, содержащегося в нем. Недостаточно исследована автором и связь «Московии» с сочинениями других иностранных авторов о России XVI в. (Герберштейна, Кобенцеля, Джовио и др.). Характеристику Поссевино как представителя папского престола дает М. А. Алпатов. Автор указывает, что иезуита интересовало не столько заключение мира, сколько его результаты, а именно вовлечение России в антитурецкую коалицию. Поссевино не рассчитывал на добровольное подчинение России папству, но считал, что Россия, не являясь католической страной, находится вне цивилизации; только католицизм сделает русских способными к интеллектуальному развитию. Иезуит не исключал также [19] прямого военного нападения на Россию, поддерживая агрессивные планы Батория 67.

Из работ ученых социалистических стран следует отметить книгу Э. Винтера 68. Поссевино, по мнению автора, вовсе не был беспристрастным посредником, но действовал от начала до конца в интересах господствующих кругов Польши. Миссия Поссевино потерпела неудачу потому, что русская дипломатия смогла разгадать тайные замыслы Поссевино и католической контрреформации 69. Недавний «миротворец», посланный в 1586 г. папой Сикстом V для сопровождения Стефана Батория в предполагавшемся военном походе против России, выставлял в качестве оправдания тезис, что военный поход должен быть для блага России, которая в противном случае станет жертвой ислама 70.

400 лет отделяют современного читателя от событий 1582 г., однако, сочинения А. Поссевино могут представлять для исследователя этого периода русской истории несомненный интерес. Ведь речь идет о свидетельстве современника важных событий конца Ливонской войны и последних лет правления Ивана IV, причем современника, который в этих событиях принимал непосредственное участие. Характер, направленность, даже композиция сочинений Поссевино предопределены в первую очередь его позицией представителя папского престола. Цель их — ознакомить католический мир с положением дел в России, выявить ее возможности как вероятного союзника в борьбе с реформацией и Османской империей. Поссевино в своих трактатах делает попытку передать накопленный им опыт будущим посланцам папского престола, для которых, по его мнению, он проторил дорогу. В книгах иезуита хорошо видна разработанная им и другими деятелями римской курии система пропаганды католической религии и внедрения ее в страны, или не принадлежащие католическому миру, или отпавшие от него вследствие успехов реформации.

Миссия Поссевино в России потерпела неудачу, и это во многом объясняется тем, что в Ватикане, несмотря на всевозраставший интерес к России, имели довольно смутное и неопределенное представление как о характере международных отношений в Северо-Восточной Европе, так и о положении дел в самой России. Об этом свидетельствует, например, настойчивое желание Поссевино привлечь к Ям-Запольским переговорам шведского короля, что совершенно не соответствовало [20] интересам как русской, так и польской сторон. Об этом же говорят и постоянные попытки иезуита вовлечь Ивана IV в дискуссию о религиозных делах, с помощью которой Поссевино надеялся отвратить русского царя от «схизмы». Отсюда же и фактические ошибки (московская княгиня, к которой адресовано письмо папы, названа Анастасией, хотя та умерла еще в 1560 г., приведены неточные сведения о Максиме Греке, даются фантастические толкования некоторых русских выражений и пр.).

Однако, несмотря на тенденциозность, а иногда и ошибочность в изложении фактов и событий, сочинения Антонио Поссевино по разнообразию содержащейся в них информации представляют собой универсальный источник и могут быть использованы в различных аспектах: при изучении социально-политической истории России второй половины XVI в., истории дипломатии, военной истории и т. д. В них приводятся интересные, нередко уникальные, сведения о русских городах, численности населения в них, торговле, быте, религии русских и т. д. Большую ценность представляют документальные посольские материалы: протоколы заседаний на съезде послов, перемирные грамоты, дипломатическая переписка.

Исторические сочинения А. Поссевино на русский язык в полном объеме переведены впервые.

Эту работу с благодарностью посвящаю светлой памяти своего учителя В. С. Соколова.

Л. Годовикова

 


1 Флоря Б. Н. Русско-польские отношения и балтийский вопрос в конце XVI — начале XVII в. М., 1973, с. 6—8.

2 Шаскольский И. П. Русско-ливонские переговоры 1554 года и вопрос о ливонской дани. — В кн.: Международные связи России до XVII в. М., 1961, с. 376—399; Хорошкевич А. Л. Русское государство в системе международных отношений. М., 1980, с. 131—169.

3 Скрынников Р. Г. Россия после опричнины. Л., 1975, с. 51.

4 Описи царского архива XVI в. и архива Посольского приказа 1614 г. М., 1960, с. 68. Далее — Описи царского архива...

5 Флоря Б. Н. Россия, Речь Посполитая и конец Ливонской войны. — Советское славяноведение, 1972, № 2, с. 25.

6 «Лета 7088 августа в 25 день по литовским вестям как литовский Стефан король перемирье поруша и пришел к государеву городу к Лукам, приговорил государь, царь и великий князь с сыном своим с царевичем князем Иваном Ивановичем и с бояры послати наскоро в Рим к папе и к Рудолфу цесарю от себя с грамотами в гонцех Истому Шевригина».—ПДС, т. X, с. 6.

7 Лихачев Н. П. Дело о приезде Поссевина. Спб., 1903, с. 143.

8 Описи царского архива., с. 115.

9 ПДС, т. X, с. 11.

10 Там же, с. 17.

11 Греков И. Б. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV—XVI вв. М., 1963, с. 313.

12 Пирлинг П. Россия и папский престол. Спб., 1912, т. I, с. 383—392, 403—416, 428—431.

13 Рierling P. La Russie et le Saint-Siиge. Paris, 1897, v. II, p. 50—55. Далее — La Russie...

14 Из донесения Шевригина: «... хочет послати своего посла патра язовита Антонья». — ПДС, т. X, с. 18.

15 Piеrling P. La Russie., v. II, p. 22.

16 Геттэ Р. История иезуитов. М., 1911, т. I, с. 117.

17 Там же, с. 101.

18 Memoria del cardinale di Como. — В кн.: Possevini A. Missio Moscovitica. Paris, 1882, p. 112. Далее — Missio Moscovitica.

19 Губер И. Иезуиты, их история, учение, организация и практическая деятельность в сфере общественной жизни, политики и религии. Спб., 1898, с. 103—104.

20 Андрей Волан исполнял должность секретаря князя Николая Радзивилла Черного, покровительствовавшего кальвинизму. О Волане см.: Подокшин С. А. Франциск Скорина. М., 1981, с. 175— 185.

21 Дахнович С. Иезуит Антоний Поссевин.— Тр. Киев. духовной академии, 1865, с. 125.

22 ДАИ, с. 20—22.

23 Там же, с. 21.

24 Possevini A. Missio Moscovitica, p. 7—8.

25 Новодворский В. В. Борьба за Ливонию между Москвой и Речью Посполитой. Спб., 1904, с. 269.

26 Дневник последнего похода Стефана Батория на Россию (осада Пскова). Пер. О. Милевского. Псков, 1882, с. 41. Далее — Дневник последнего похода...

27 Описи царского архива., с. 110.

28 Инструкцию Дреноцкому см.: ДАИ, с. 20—22.

29 Possevini A. Missio Moscovitica, p. 35.

30 «Из деревни Бор на реке Шелони во владениях великого князя московского в ожидании, пока какие-нибудь отряды всадников от польского короля отвезут нас в лагерь. В день св. Михаила Архангела в год 1581» (см. с. 40 перевода).

31 Pierling P. La Russie.., v. II, p. VIII—IX.

32 Дневник последнего похода., с. 152—153.

33 См. с. 96 перевода.

34 Письмо от 9 октября 1581 г. (см.: с. 97 перевода).

35 Успенский Ф. И. Наказ царя Ивана Васильевича Грозного князю Елецкому с товарищами. Одесса,, 1885, с. 22—23.

36 Письмо от 26 декабря 1581 г. (см. с. 132 перевода).

37 Письмо от 7 декабря 1581 г. (см. с. 108 перевода).

38 Дневник последнего похода., с. 249.

39 Отписка Елецкого от 1 января 1582 г. См.: Лихачев Н. П. Дело о приезде Поссевина., с. 171.

40 Здесь Поссевино, не выдержав роли беспристрастного посредника, «вырвал из рук у посла Остафьева (Олферьева.— Л. Г.), черную запись, бросил оную к дверям, а самого посла, схватив за ворот за шубу, все на оной пуговицы оборвал, закричав: «Подите от меня вон из избы. Мне с вами говаривати нечего» (Бантыш-Каменский Н. Н. Переписка между Россией и Польшей по 1700 г., ч. 1. М., 1862, с. 176).

41 «... а если бы замедлилось дело, то он должен с посрамлением и опасностью отступить от Пскова» (Коялович М. О. Дневник последнего похода Стефана Батория «а Россию и дипломатическая переписка того времени. Спб., 1867, с. 585. Далее: Коялович М. О. — Указ. соч.).

42 «... и с тобою пастырем и учителем римские церкви и с братом своим с Руделфом цесарем и с иными со всеми хрестьянскими государи хотим быти в братстве и любви». — ПДС, т. X, с. 351.

43 Издано Пирлингом в Париже в 1882 г под названием «Missio Moscovitica» (см. сн. 18).

44 Трактат «Трансильвания», находившийся в личном архиве П. Пирлинга, состоит из 5 глав. Первые две содержат географическое и историческое описание Трансильвании до середины XVI в. Третья глава посвящена описанию войн с Австрией, появлению ересей, в особенности арианства, приходу к власти Батория и появлению в стране иезуитов. Четвертая глава посвящена исключительно Баторию, его избранию на польский престол, взаимоотношениям с Габсбургами. В пятой главе содержится программа религиозной политики папского престола в Трансильвании, Венгрии, Молдавии и Валахии. — Рierlirng P. La Russie., v. II, p. 231—232.

45 Ibidem, p. 256.

46 Ibidem, p. 255.

47 Пирлинг П. Восточная идея Поссевино. — Русская старина, 1908, т. 136, с. 570.

48 «Поссевин, как приехал, во все тут вмешивается, суетливо набирает себе множество дел и даже позволяет себе писать вещи, о которых ничего не знает». Письмо от 28 января 1583 г. — В кн.: Россия и Италия. Спб., 1913, т. II, с. 333. «Поссевину не следовало бы приписывать себе успехов там, где результат и без того можно было предвидеть заранее, как например, в примирении короля польского с князем московским... Этого перемирия обе стороны желали настолько сильно, что если бы даже стараться нарочно создавать помехи в заключении мира, последний все равно был бы заключен». — Там же, с. 352.

49 Флоря Б. Н. Русско-польские отношения и политическое развитие Восточной Европы во второй половине XVI — начале XVII в. М., 1978, с. 188.

50 Пирлинг П. Из Смутного времени. Бареццо Барецци или Поссевино? Спб., 1902.

51 «Воинства короля польского весьма были отдалены быть в столь цветущем состоянии, в каком их представляет папский посол» (Щербатов М. М. История Российская с древнейших времен, т. 5, ч. 3. Спб., 1903, с. 690).

52 Карамзин Н. М. История Государства Российского, т. 9. Спб, 1892, с. 369.

53 Соловьев С. М. История России с древнейших времен, т. VI. М., 1960, с. 723—724.

54 Воробьев Г. А. Царь Иван IV и папа Григорий XIII. — Русская старина, т. 81, 1894, май, с. 52 — 75.

55 Дахнович С. Иезуит Антоний Поссевин.

56 Самарин Ю. Ф. Иезуиты и их отношение к России. М., 1866, с. 234.

57 Ключевский В. О. Сказания иностранцев о России. Пг., 1918, с. 18.

58 Павел Пирлинг (1840 — 1922) родился в Петербурге, окончил петербургскую 2-ю гимназию, изучал богословие в Вене, Инсбруке и Риме, где и получил степень доктора богословия в Грегорианском католическом университете. Был секретарем генерала иезуитского ордена. Долгое время жил в Париже и издавал свои сочинения на французском языке.

59 Pierling P. Un nonce du pape en Moscovie. Paris, 1884; Le Saint-Siege, la Pologne et Moscou. Paris, 1885; Bathory et Possevino, documents inedits sur les rapports du Saint-Siиge avec les Slaves. Paris, 1887; Un arbitrage pontificial en XVI siecle entre Pologne et la Russie. Mission diplomatique du Possevino. Bruxelles, 1890. На русском языке: Из Смутного времени. Бареццо Барецци или Поссевино? Спб., 1902; Восточная идея Поссевино. — Русская старина, 1908, с. 136, 563—573.

60 Успенский Ф. И. Сношения Рима с Москвой. — ЖМНП, 1884, авг.— сент.; 1885, авг.; Шмурло Е. Отчет о двух командировках в Россию и заграницу в 1892/3 и 1893/4 гг. Юрьев, 1895; Он же. Известия Джованни Тедальди о России времен Ивана Грозного. — ЖМНП, 1891, № 5—6; Новодворский В. В. Борьба за Ливонию между Москвой и Речью Посполитой. Спб., 1904.

61 Лихачев Н. П. Дело о приезде Поссевина. Спб., 1903; Он же. Антоний Поссевин и Истома Шевригин. М., 1900.

62 Kartunnen L. A. Possevino un diplomate pontificial en XVI-e siecle. Lausanne, 1908, p. 192—193.

63 См., например: Лозинский С. Н. История папства. М., 1961; Григулевич И. Р. Ватикан, религия, финансы, политика. М., 1957; Заборов М. А. Папство и крестовые походы. М., 1960; Рамм Б. Я. Папство и Русь в X—XV вв. М.—Л., 1959; и др.

64 Михневич Д. Е. Очерки католической реакции (иезуиты). М., 1955, с. 261—262.

65 Там же, с. 267.

66 Снесаревский П. В. Крах агрессивной политики Ватикана в России. Автореф. канд. дисс. М., 1951; Он же. Миссия Поссевино (Происки Ватикана в России во 2-й половине XVI в.). — Учен. зап. Калининград, педагогич. ин-та, 1955, вып. 1; с. 72, 83.

67 Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа. М., 1973, с. 239—247.

68 Винтер Э. Папство и царизм. Пер. с нем. Р. Крестьянинова и С. Раскиной. М., 1964.

69 Там же, с. 76—77.

70 Винтер Э. Натиск контрреформации на Россию и польские королевские выборы. — В кн.: Международные связи России до XVII в. М., 1961, с. 409— 410. Литературу о Поссевино см. также: Stoekl G. Posseviniana. Jahrbuecher fuer Geschichte Osteuropas. Wiesbaden, 1963, Juni, Bd. 11, Heft. 2, S. 223—236.


СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ДАИ — Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею

ДРВ — Древняя Российская Вивлиофика. М., 1789

ЖМНП — Журнал Министерства народного просвещения

ПДС — Памятники дипломатических сношений с державами иностранными

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова