Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Михаил Гаспаров

Действо об Антихристе

Cм. библиографию.

Оп.: Памятники средневековой латинской литературы 10-12 веков, "Наука", Москва 1972. - 531с. (стр.421-429 Действо об Антихристе).

В XII в. европейская драма далеко ушла вперед от той зачаточной простоты, образец которой мы видели в "Действе о посещении Гроба". Выработался обширный репертуар, насчитывавший несколько десятков вариантов литургических пьес. Подавляющая часть их разрабатывала два сюжета — пасхальный (как "Действо о посещении Гроба") и рождественский. Менее распространены были другие новозаветные сюжеты (воскрешение Лазаря, обращение Павла), сюжеты богородичного цикла (введение во храм, благовещение и др., обычно с малой драматической разработкой), ветхозаветные сюжеты (Исаак и Ревекка, Иосиф и его братья, Даниил) и некоторые другие (притча о мудрых и неразумных девах, действо о святом Николае). К числу самых редких и самых интересных принадлежит помещаемое здесь действо об Антихристе. Интерес его в том, что здесь действие уже вполне отделилось от литургического обрамления, оформилось в замкнутое художественное целое и прониклось важными элементами не церковной, а светской идеологии — имперской идеологии времен Фридриха Барбароссы.

Представление об Антихристе имеет очень древние корни. Оно восходит к дуалистическим идеям Востока о борьбе за власть над миром между дьяволом и богом, причем в предпоследний момент одолевает дьявол, а в последний — бог. Оно получило разработку у иудейских пророков, учивших, что за предельным унижением праведных последует предельное их торжество; отголоски этих представлений имеются в Новом Завете. Дохристианская традиция подчеркивала в лжемессии воинственность и жестокость, христианская стала подчеркивать в нем коварство и соблазн, представляя его как антипода истинного мессии, Христа. В IV в. к легенде об Антихристе добавилась деталь из сивиллиного пророчества: последний римский император перед Антихристом должен овладеть всем миром, а потом сложить с себя венец в Иерусалиме. В таком виде и была изложена легенда об Антихристе в основном источнике эсхатологических сведений западного средневековья — в небольшой книжке Адсона "Об Антихристе", посвященной королеве Герберге французской (X в.). По Адсону, Антихрист будет из евреев, родится в Вавилоне, волхвы обучат его волхвованию; тотчас после отречения последнего императора он придет в Иерусалим, нетвердых в вере соблазнит, твердых сокрушит и займет престол в храме. Его гонцы разойдутся по всему миру, страхом, дарами и ложными чудесами обращая к вере в Антихриста христиан, иудеев и язычников и ставя им знак на лбу. Срок его власти будет три с половиной года; потом его станут изобличать пророки Енох и Илия, их и поверивших им побьют камнями, но на третий день они воскреснут; потом господь поразит Антихриста и установит царствие свое.

Именно этот сюжет и инсценируется в "Действе об Антихристе". Соответственно его членению и пьеса членится на три части: покорение мира императором и низложение венца; покорение мира Антихристом и его торжество; появление пророков и падение Антихриста. Две первые части симметрично начинаются доксологией: Христианство, Иудейство и Язычество поют песни, излагая каждое свое вероисповедание (в рукописи эти песни сохранены неполностью). Появление Антихриста искусно подготовлено: все остальные действующие лица занимают места на сцене с самого начала, один Антихрист является в середине действия. Очень умело построен конец пьесы: Антихрист, одержав полную победу, поет о своей власти слова "Мир и безопасность!", между тем как эти слова — роковые для него (I Фессал., 5, 3: "Ибо когда будут говорить: мир и безопасность, тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут"): таким образом, он сам — причина своего смертного часа, как Фауст в позднейшей легенде. Пьеса написана стихами, тяжеловатыми, но ясными и сильными; 13-сложные, 14-сложные и 15-сложные стихи сменяются по репликам и сценам, придавая им выразительное своеобразие; в переводе эта игра стиха передана с совершенной точностью. Не случайно "Действо об Антихристе" ставилось на сцене и перекладывалось на музыку уже в XX в.

Своеобразие, внесенное в разработку этого сюжета неизвестным автором пьесы, — прежде всего, политического свойства. Пьеса проникнута немецким националистическим пафосом (насколько можно говорить о национализме применительно к феодальной эпохе). Прежде всего "император" представлен не отвлеченным "римским императором", как в адсоновской легенде, а отождествлен с германским королем, как это было политической реальностью в XII в. В первой части пьесы прославляется победа императора над французским королем, потом иерусалимский король жалуется, что с отречением императора ему стало трудно держаться на своем престоле, потом император более стойко, чем кто бы то ни было, сопротивляется водворению Антихриста, покоряясь только при виде совершаемых чудес. Все это заставляет предполагать, что пьеса — немецкого происхождения и относится к первому десятилетию правления Фридриха Барбароссы (1152—1189).

Его натянутые отношения с Францией сказались на изображении отношений "императора" с "французским королем" в пьесе; его натянутые отношения с папой объясняют, по-видимому, почему в пьесе о судьбах христианской веры папе отведена лишь немая роль. Скорее всего, пьеса датируется временем около 1160 г.: около 1162—1164 гг. рейхерсбергский аббат Герхох, бурный обличитель пагубных нравов современности, написал трактат о приближении Антихристова времени, в котором, между прочим, упоминает, что клирики, разыгрывающие в лицах пришествие Антихриста, таким неподобающим поведением сами способствуют этому пришествию. Так как других пьес об Антихристе мы не знаем (наша пьеса тоже большого распространения не получила и сохранилась только в одной рукописи), то можно предположить, что до Герхоха дошли слухи о постановке именно этого "Действа".

Таким образом, "Действо об Антихристе" принадлежит к тому культурному кругу, центром которого был во второй половине XII в. императорский двор Фридриха Барбароссы и к которому принадлежали, например, историк Оттон Фрейзингенский и поэт Архипиита Кельнский.

ДЕЙСТВО ОБ АНТИХРИСТЕ

Прежде всего храм Господень и семь царских престолов располагаются следующим образом: на восток храм Господень; у него ставятся престол короля Иерусалимского и престол Синагоги. На запад престол императора Римского; у него ставятся престол короля тевтонского и престол короля франков. На юг престол короля греков; на полдень престол короля Вавилонии и Язычества. После этой расстановки прежде всего должно выступать Язычество с королем Вавилонии и петь:

Богов бессмертье вечное

Для всех должно быть свято,

Число их бесконечное

Все тайною объято.

Единого лишь безумные

Ведь Бога почитают,

А древние все, разумные

Заветы нарушают.

Коль в одного хранителя

Мы веруем вселенной,

То этого зиждителя

Позорим непременно,

Который иль появляется

Благим для всех и милым.

Иль злобою исполняется

И жесточайшим пылом.

Различны обязательства

У всяческого бога,

И это доказательство,

Что их над нами много.

Когда же столь многосложные

Работы Бога мают,

То ведь противоположные

Заботы допекают.

И допустить нельзя никак,

Чтоб Бог единый правил

И этим бы природу так

Он исказить заставил.

И говорим мы поэтому,

Что боги разнородны,

А доказательств ведь этому

Есть сколько нам угодно.

Это должны петь язычники время от времени в течение всего действа; после этого они и король Вавилонии поднимаются на свой престол. Затем следует Синагога с иудеями и поет:

Благо наше лишь в тебе, Господь,

Нет надежды на людскую плоть,

И не в силах Бога побороть

Смертью будто смерть поправший.

Кто был смертью побежден и пал,

Чудо, если жизнь другим он дал,

А себя спасти бессилен стал.

Те, кто верит так, неправы.

Твой, Израиль, Бог — Еммануил,

Он владыка всех небесных сил.

Иисуса ж и кого чтит Измаил

Ты отвергни с их державой.

Это будет петь время от времени Синагога и затем пусть поднимется на свой престол. Тогда выступает Церковь в женской одежде, облаченная в панцирь и венец, в сопровождении справа Милосердия, держащего елей, а слева — Правосудия, держащего весы и меч. Они тоже в женской одежде. За Церковью следуют справа папа с духовенством, а слева — император римлян с воинством. Церковь будет петь вступительную песнь высокому совету, на что следующие за ней отвечают на отдельные стихи:

Веруй в то, что утверждает,

Жизнь и смерть ниспровергает.

Кто же этому не верует,

Гибель вечную наследует.

И Церковь всходит на тот же престол с папою и духовенством, императором и своим войском. Затем проходят и другие короли со своим войском с пением поодиночке того, что представляется подходящим; и так каждый со своим войском должен взойти на свой престол, а храм и один престол остаются незанятыми. Тогда император отправляет своих вестников к отдельным королям и прежде всего к королю франков, говоря:

Нам книги говорят и древних сочиненья,

Что весь мир был у римлян в полном подчиненьи,

Но что доблесть предков для них завоевала,

Нерадивость потомков ныне потеряла.

Державу римскую постигли все напасти,

Но мы хотим опять добиться прежней власти.

Чтоб Рима укрепить старинные основы,

Должны ему платить все дань, как прежде, снова.

А так как франков мощь в их войске неизменна,

На страже их король быть должен непременно.

Поступит он тогда, как верный клятве ленник,

И не покроется позором, как изменник.

Тут посланцы, подойдя к королю франков, пусть поют ему:

Привет свой император римского народа

Шлет франков королю достойнейшего рода.

Ты знаешь: власти высшей надо подчиняться

И воле римского закона покоряться.

Все его веления, помни, непреложны,

И со страхом все всегда соблюдать их должны.

Призываем следовать мы его указам

И повиноваться впредь всем его приказам.

На это он отвечает:

Коль правильно сказанья книг древних разуметь,

Властью над империей надобно нам владеть.

Галлы стародавние ею обладали

И своим потомкам — нам ее завещали

А теперь грабители нас ее лишают,

Но напрасно думают, что нас покоряют.

Тогда посланцы, возвращаясь к императору, поют ему:

Посмотри, как франки все нагло возгордились

И величество твое унижать пустились.

Власть твоей империи вовсе отвергают,

Раз твое владычество за грабеж считают.

Пусть они поплатятся за свое нахальство,

И в пример всем прочим накажет их начальство.

Тогда поет император:

Перед поражением любят величаться,

А дурацкой гордости вам не удивляться.

Гордецов, уверен я, всех мы уничтожим

И самих под ноги нам мы повергнуть сможем.

А коль быть послушными они не желают,

То потом наверное рабство испытают.

И тотчас выступает с войском на сокрушение короля франков. Тот, пойдя ему навстречу, сражается с ним и, побежденный, приводится к престолу императора. И перед воссевшим императором поет ему:

Слава императора — милость к побежденным.

Побежденный, следую я его законам.

Я, поверь, всю власть мою, не жалея жизни,

Отдаю теперь тебе и твоей отчизне.

Коль мне, побежденному, честь хранишь, воитель,

Честь себе ты большую взял как победитель.

Тут император, принимая его как ленника и уступая ему его королевство, поет:

Если императором признаешь меня ты,

Ты входи с почетом к нам в царские палаты.

И он, с почетом отпущенный, возвращается в свое королевство и поет:

Римского имени мы славу почитаем,

Августу Цезарю служить за честь считаем.

Власти императорской все должны страшиться,

Слава и почет ее должны вечно длиться.

Только одного тебя мы владыкой знаем

И всем сердцем искренне все мы уважаем.

Тогда император, направляя своих вестников к королю греков, поет:

Нам книги говорят и древних сочиненья,

Что мир весь составляет римское владенье,

Но что доблесть предков для них завоевала,

Нерадивость потомков ныне потеряла.

Державу римскую постигли все напасти,

Но мы хотим опять добиться прежней власти.

Чтоб Рима укрепить старинные основы,

Должны ему все дань платить, как прежде, снова.

Это повеление грекам объявите

И у них всю должную дань вы соберите.

Вестники, придя к королю, поют ему:

Привет свой император римского народа

Шлет Греков королю достойнейшего рода

и т. д. с таким изменением: 

Призываем следовать мы его приказам

И платить ему же дань по его наказам.

Король, приняв их с честью, поет:

Римского имени мы славу почитаем

И платить дань Цезарю все за честь считаем

и т. д. Отпустив их с честью, император восходит на свой престол и поет:

Римского имени...

и т. д. Принимая его ленником и возвращая ему государство, он поет:

Если императором...

и т. д. Он, приняв власть, возвращается и поет

Римского имени...

и т. д. Тогда опять император направляет вестников к королю Иерусалима и поет:

Нам книги говорят...

и т. д. Они возвращаются к королю и поют ему:

Привет свой император всей державы Рима С любовью королю шлет Иерусалима

и т. д. Приняв их с почетом, он поет:

Римского имени...

и т. д. И, восходя к императорскому престолу, повторно поет то же самое:

Римского имени...

и т. д. Император, приняв его, жалует его ленником. После того как он вернулся на свой престол, а Церковь принята в подданство Римской империи, встает король Вавилона со своими людьми и поет:

Новые явились к нам, вижу, суеверы,

Вздорные зачинщики христианской веры.

Древние обычаи все они отвергли

И богов божественность вовсе ниспровергли.

Поруганья их никак мы терпеть не можем

И все христианство их на земле низложим.

Должно истребить его в месте зарожденья,

Где мы обнаружили его появленье.

И, построив свои войска, идет на осаду Иерусалима.

Тогда король Иерусалима направляет своих вестников в империю и поет:

О беде, грозящей ей, Церковь известите

И для нас о помощи у нее просите.

Коль узнает о беде Рима повелитель,

Сам он тотчас будет нам от врага спаситель.

Придя к императорскому престолу, вестники поют:

Защитник Церкви верный, ты пожалей о нас,

Кого враги Господни губят в сей грозный час.

Напали язычники на Божье наследство

И в осаде держат там все святое место.

Город, где святые искони пребывают,

Мерзкой службой идолам осквернить желают.

Император отвечает им:

Поскорей ступайте вы, братьев утешая,

Чтоб они, о помощи радостно взывая,

Были все уверены, что мы к ним поспеем

И врагов наверное гордых одолеем.

Они, вернувшись, становятся перёд королём и поют:

Стойким будь! Избавишься ты от зла лихого.

Ожидай его: он здесь, и спасешься снова.

Будет победителем он, недолго жданный,

И освободит тебя он, тебе желанный.

Между тем пока император собирает войско, внезапно появившийся ангел Господень поет:

Иуда, Иерусалим, вы не трепещите,

Ибо помощь Божию завтра вы узрите.

Братья здесь твои, тебя они освободят

И врагов твоих, поверь, всесильно победят.

Тут хор:

Иуда, Иерусалим...

Между тем император со своим войском отправляется на сражение, и, окончив спор, бьется с королем Вавилонии; победив его и обратив в бегство, император со своими войдет в храм и, помолившись там, он, снимая с головы венец и, держа его со скипетром и державой перед алтарем, запоет:

Прийми мой дар, его смиренно предлагаю

И тебе, царю царей, власть свою вручаю:

Ты ведь власть царям даешь, ты один властитель,

Ты зовешься и еси мира управитель.

И, возложив на алтарь эти знаки власти, сам он возвращается на престол своего древнего царства, а Церковь, сходившая с ним в Иерусалим, остается в храме. Тогда, пока Церковь, Язычество и Синагога поют, как раньше, по очереди, должны выступить лицемеры молча и с поклонами на все стороны, заискивая перед мирянами. Наконец все должны собраться перед Церковью и престолом короля Иерусалима, который, принимая их с почетом, вполне покоряется их совету.

Тотчас вступает Антихрист в панцире под своей одеждой, сопровождаемый справа Лицемерием и слева Расколом, который поет:

Власть моя явилась скоро,

Ибо вы моя опора.

Стоит на престоле царском мне воссесть,

Властелины мира воздадут мне честь.

Вы нужны для этой цели,

Вас лелеял я доселе,

Ваш и труд, и помощь, и старание

Оправдают ваше прилежание.

Христа люди обожают,

Чтят везде и уважают.

О нем память искорените всюду,

Пусть я вместо него прославлен буду.

Лицемерию: 

На тебе моя основа.

Расколу: 

Ты ее усилишь снова.

Лицемерию:

Дай скорее счастье ты для всех мирян.

Расколу: 

Ты же всем духовным нанеси изъян.

Лицемерие и Раскол вместе: 

Мир в тебя чрез нас поверит,

Во Христа не станет верить.

Лицемерие:

За меня наверно постоит весь мир.

Раскол: 

Христа отвергнет сам церковный клир.

Тут они должны идти перед ним, а он за ними медленно следует. И, придя перед престол короля Иерусалима, Лицемерие нашептывает лицемерам, возвещая им пришествие Антихриста. Они тотчас встречают его с пением:

В мире благочестие издавна шаталось:

Суетою отчая церковь заполнялась.

Гибельною роскошью были все объяты,

Но не любы Господу пышные прелаты.

Воцарись, взойди скорей на вершину трона

И сотрешь ты все следы ветхого закона.

Антихрист:

Как же это сбудется? Я никем не знаем.

Тут они:

Мы тебе признание всеми обещаем.

Для тебя добьемся мы одобренья мира,

И вконец разрушишь ты все ученья клира.

Царство с нашей помощью ты займешь земное

И с успехом завершишь и все остальное.

Тогда Антихрист, подойдя к престолу короля Иерусалима, поет лицемерам:

На мое зачатье вы Церковь соблазнили

И в потугах тягостных наконец родили.

Одолею все теперь к царству я препоны,

Вместо ветхих новые предпишу законы.

Тут лицемеры снимают с него верхнюю одежду, восходят с обнаженными мечами и, низлагая короля Иерусалима, венчают АнтиХриста, воспевая:

Сильна рука твоя, высока десница твоя.

Тогда король Иерусалима подходит один к королю тевтонов и ноет:

Ввели меня в соблазн коварные неверы

И овладели мной лихие лицемеры.

Царское достоинство я считал за счастье,

Коль оно устроено все по ихней власти.

Когда был блюстителем римской я державы,

Церковь процветала в ней и достигла славы.

Но теперь открылось зло твоего неверья,

А законным стало чумное суеверье.

Между тем лицемеры ведут Антихриста в храм Господень, ставя там его престол. Но Церковь, остававшаяся там, подвергшись многим поношениям и ударам, вернется к папскому престолу. Тут Антихрист направляет вестников к отдельным королям и прежде всего к королю греков, говоря:

Дан я вам, вы знаете, Божьим изволеньем,

Чтобы стал главою я всем земным владеньям.

Выбрал я для этого вас себе рабами:

Дайте миру вы закон, учрежденный нами.

Первым делом землю всю греков вы займите,

Греков же войною иль страхом сокрушите.

Вестники, подойдя к королю греков, поют ему:

Да спасет тебя, король, общий наш спаситель:

Царь царей он и всего мира управитель.

Он уже в Писании миру был объявлен,

А с твердынь небесных к нам был Отцом направлен.

И в божественности он вечно пребывает,

Нас же в благости своей к жизни призывает.

Хочет он, чтоб все его богом почитали,

Поклонялись и везде в мире умоляли.

Коль велениям его ты внимать не будешь,

То себя и всех своих от меча погубишь.

Он им отвечает:

Охотно отдаюсь я царю во служенье,

Кто достиг такой чести, по вашему мненью.

Славно и почетно ему повиноваться,

И ему хочу я всецело подчиняться.

И, повторяя это, приходит перед лицо Антихриста и, став перед - ним, поет:

Саном императора я тебя венчаю,

А дабы служить тебе, царской власти чаю.

И, склонив колени, подает ему венец. Тогда Антихрист, начертав первую букву своего имени на челе царя и его людей и вновь возлагая венец ему на голову, поет:

Коль всего создателем признаешь меня ты,

Приходи с почетом ты в царские палаты.

Тогда тот возвращается на свой престол. Затем Антихрист направляет лицемеров к королю франков с дарами и говорит:

Франков королю дары эти вы вручите,

Ими франков вместе с ним к нам вы обратите.

Обряды наши близки этому народу,

И уж приготовлен путь к нашему приходу.

Их уловки вам дадут помощь в этом деле,

И взойдем мы на престол, коим овладели.

Тут лицемеры, взяв дары, идут к королю франков и, стоя перед ним, поют:

Да спасет тебя, король...

и т. д., меняя заключение так:

А теперь, уверенный в твоей доброй воле,

Он вознаградит тебя ныне еще боле.

Тогда король, приняв дары, поет:

Охотно отдаюсь я...

и т. д. И, повторяя это, приходит пред лицо Антихриста, коленопреклоненно подает ему венец и поет:

Саном императора...

и т. д. Антихрист, приняв его и поцеловав, кладет знак на него и его людей и, возложив на него венец, поет:

Коль всего создателем...

и т. д. Засим снова направляет лицемеров к королю тевтонов и поет:

Мощь тевтонов велика и грозна их сила,

Как свидетельствуют те, с кем сраженье было.

Их царя нам одарить надо попытаться,

Биться же с тевтонами надо опасаться:

Худшая чума они тем, кто с ними бьется,

И дарами покорить, верно, их придется.

Тогда лицемеры, взяв дары, переходят к королю и поют перед ним:

Да спасет тебя, король...

и т. д., снова меняя конечные стихи так:

И, хотя тебя и нет здесь перед дарами,

Заклинаем мы тебя подружиться с нами.

Тогда король тевтонов поет:

Испытать мне следует хитрости обмана

И развеять козни все вашего дурмана.

Под личиной доблести кривду вы сокрыли,

Но всегда лжецами вы будете, как были.

Исказили сущность всю христианской веры,

Но разрушу царство я ваше, лицемеры.

Весь обман коварный ваш с вашими дарами

Рухнет и исчезнет под мстителя мечами.

Сгинет злой владыка ваш с деньгами без чести,

И да ожидает он справедливой мести.

Тогда лицемеры уходят смущенными и, став перед Антихристом, поют:

Слава ты державы всей, всей глава вселенной,

Оскорбляем чернью ты, буйной и презренной.

Но тебе предречено во священных книгах,

Что склонятся пред тобой выи горделивых.

Коль по доблести своей миром ты владеешь,

Как тевтонской ярости ты не одолеешь?

А Германия, смотри, власть твою ругает

И против религии рога устремляет.

Так взгляни же ты, в каком мы теперь смущенье,

И подумай о своем жалком поношенье.

Это оскорбление мощь твою да явит,

А ее владычество до конца подавит.

Тогда Антихрист:

Этот гибельный народ истреблю я, право,

За их покушение на святые нравы.

И самонадеянность в их людской гордыне

Божие величие уничтожит ныне.

Тогда направляет он вестников отдельным королям, говоря им:

Идите, надо вместе силы царей собрать,

Дабы общим натиском ярость гордых унять.

Вестники, подходя к королям, поют:

Вот уже наш властелин и Господь, бог богов и,

С нами и своим войском выйти в поход готов,

Дабы тевтонов ярость проклятию предать

И мучеников, павших в бою, благословлять.

Тогда короли собираются перед престолом Антихриста, а он им говорит:

Это гибельный народ...

и т. д.

На земли Германии все вы нападите

И с царем их гордое племя истребите.

Тут все поют:

С нами Бог Господь и нас мощно опекает,

И хранить религию нам он помогает.

И, располагая свои войска навстречу тевтонским, сходятся с ними, и войско Антихриста побеждается. Тогда король тевтонов возвращается и, сидя на престоле, поет:

Кровию отеческой честь мы защищаем,

Доблестью отеческой врага изгоняем.

Право оскверненное кровью искупили,

Славу императора верно сохранили.

Тут лицемеры приводят к Антихристу хромого; когда он будет исцелен, король тевтонов поколеблется в вере. Затем приводят еще прокаженного, после исцеления которого король еще больше засомневается. Наконец, вносят носилки с человеком, будто бы убитым в сражении. И тут Антихрист приказывает ему встать, говоря:

Нам с вопросами глупцы не дают покоя.

Поднимайся и скорей покажи им, кто я.

Тогда он с носилок поет:

Ты премудрость, правды ты высший провозвестник,

Доблести, величия Божеского вестник.

И лицемеры поют вместе с ним:

Ты премудрость...

и г. д. Тогда король тевтонов, увидя знамение, удаляется, со словами:

При нашем натиске в опасности мы вечно:

Против владыки мы сражаемся беспечно.

При имени его мертвец вновь оживает,

Хромой опять идет, проказа исчезает.

Благоговейно честь его мы все прославим.

Тогда король подходит к Антихристу с пением тех же слов, Когда он подойдет к нему, коленопреклоненно подносит ему венец и поет:

Саном императора...

и т. д. Тогда Антихрист ставит знак на челе ему и его людям и, венчая его, поет:

Коль всего создателем...

и т. д. Тогда он идет в поход к язычникам, говоря:

Перейдем к язычникам, раз вы тверды в вере.

И, дав королю меч, поет:

Чрез тебя, наверное, и они поверят.

Тогда король, подходя к престолу Язычества и, отправив посла к королю Вавилона, поет перед ним:

Могущество Божие да пребудет вечно, 

Его надо почитать: божество предвечно.

Поклоненье идолам оно проклинает,

Идолослужение вовсе отвергает.

Тогда Язычество говорит послу:

Ученье о единстве зависть породила,

Верить многобожию людям запретила.

Справедливо алчным Бог должен оказаться,

Раз ему единому надо поклоняться.

Мы же верно следуем древности заветам

И разнообразие чтим богов при этом.

Тогда посол:

Он единый наш Господь, его почитаем, Он единственный наш Бог.

И, сбрасывая истукана, поет:

Идола свергаем!

Тотчас сбегаются язычники и сражаются с войском Антихрист; и побежденный король Вавилона ведется пленным к Антихристу. Король Вавилона тогда коленопреклоненно подает венец Антихристу, говоря:

Саном императора...

и т. д. Тогда Антихрист ставит знак на него и его людей, на челе их и, возлагая на него венец, поет:

Коль всего создателем...

и т. д. Тотчас все возвращаются на свои престолы и поют:

Единым правителем мы тебя считаем

И от всего сердца все вечно почитаем.

Тогда Антихрист, направляя лицемеров к Синагоге, поет:

Скажите иудеям, что пришел Мессия,

Дань ему несите вы, преклоните выи.

Скажите иудеям: вот я вам Мессия,

Как и обещали вам пророки святые.

Тогда лицемеры говорят Синагоге: 

Племени ты царского, избранный и верный,

Всюду ты прославишься, как народ примерный.

Хоть за свою веру был долго ты в изгнанье.

Ожидал Мессию ты и его признанье.

Принесло теперь свой плод ожиданье это.

В радость превратив слова Ветхого Завета.

Таинство перед тобой твоего спасенья:

Царь родился и принес веры обновленье.

Это сам Еммануил, как гласит Писанье,

При котором воплотишь ты свои мечтанья.

Он смиренных вознесет, гордецов низложит

И на всё свою пяту властно он наложит.

Иерусалим, восстань, восстань и святися!

Синагога поднимись и возвеселися.

Тогда Синагога:

Это утешение милостью Господней

За мучения в плену нам дано сегодня.

Встречен должен быть, идем, нами наш спаситель:

Заслужил достойную славу искупитель.

Тогда Синагога, поднимаясь, идет к Антихристу и поет:

С нами ты, Еммануил, вечно нами чтимый

И во славе ты своей радостно хвалимый.

Тогда он принимает подходящую Синагогу, ставя на нее знак и говоря:

Выходи через меня, позабудь изгнанье:

Возвращаю я тебе край обетованья.

К свету твоему придут все народы мира,

В твоем мире облачит всех царей порфира.

Тогда, по возвращении Синагоги, входят пророки, говоря:

Отца слово божественно от века,

Но чрез Деву вошло и в человека.

Богом сущий сделался он и смертным,

Вечный Бог он, а тут стал не бессмертным.

Не природа верна своим веленьям,

Сделала так, но Божье изволенье.

Христос нашу воспринял беспомощность,

Чтоб немощь в нас превратилася в мощность.

Иудеи смертным его считали,

А бессмертным отнюдь не признавали.

Знаменьям, словам совсем не доверяли,

При Пилате Христа они распяли.

Он смертию своею смерть победил,

От геенны христиан освободил.

Он из мертвых встал по Божьему слову,

Всегда царит и появится снова.

Вселенную Христос огнем рассудит

И повсюду все во плоти пробудит.

Он спасенных от грешных отграничит,

Злых осудит, а добрых возвеличит.

Известно вам, что в Писанье сказано:

Енох с Илией живы, там указано.

Тогда Синагога:

Где же они?

Илия:

Мы здесь, и по завету

Ныне конец наступил всему свету.

Это Енох, а я сам пророк Илия,

Мессия нас хранил вплоть до сего дня.

Он уже здесь и вновь должен он прибыть,

Дабы чрез нас Израиля искупить.

Вот явился нашего враг закона,

Возводящий вновь стены Вавилона.

Не Христос он [но коварный Антихрист].

Тогда у Синагоги снимают покрывало. Она тотчас обращается к словам пророков, говоря:

Соблазнена Антихристом вся Синагога,

Что узрела в нем Христа, иудеев бога.

А свободы нашей днесь указали сроки

Нам Илия и с ним Енох, истины пророки.

Возблагодарим тебя, бог Адонай, царь славы,

Троичность единая божественной державы.

Истинно наш Бог — Отец с единородным Сыном, Богом воедино с ним и с Духом их единым.

Между тем лицемеры, подойдя к Антихристу, поют:

Властитель царственный Божия величества,

Лишают ведь тебя твоего владычества. Появились старцы суетной учености,

И они поносят славу твоей мощности.

Из книг иудеям много дают примеров,

Чтоб назвать тебя, царь, главою лицемеров.

Тогда Антихрист лицемерам:

Когда весь мир меня обожествить стремится,

Кто божественность мою отрицать решится?

Синагогу, старцев вам надо мне представить

И за легкомыслие на суде наставить.

Тогда служители, подойдя к пророкам и Синагоге, поют:

Вы, лжеслужители, глашатаи обмана,

К суду за оскорбленье Божеского сана!

Тогда пророки:

Не соблазнит сей человек неверный

Рабов Христа, служители вы скверны.

Тогда вестники приводят пророков и Синагогу к Антихристу, и он им говорит:

Ведет к безумью вас обманное ученье,

Заманивая в сеть пустого заблужденья.

Я искуплю святых, исполнив обещанье,

Мессия истинный, как сказано в Писанье.

Примите от меня вы образ чистой веры,

Камнем преткновенья я буду для невера.

Тогда пророки:

Хулитель ты и веры возмутитель,

Ты корень зла и правды разрушитель,

Антихрист ты, любови развратитель,

Облыжный бог, коварный соблазнитель.

Тогда разгневанный Антихрист говорит служителям:

Всех вас, хулителей моего величества,

Покарает рука Божия владычества.

Тот, кто любовь мою хулит и проклинает,

Суровость Бога пусть на деле испытает.

И, как овец, я всех повергну на закланье

За оскорбление и веры поруганье.

Наконец, Синагога поет свою исповедь:

Каемся в своей вине, к вере обращаемся

И все то, что нам грозит, претерпеть решаемся.

Тогда служители выводят их и убивают. Между тем Церковь, пока их казнят, поет:

Как кисть кипера, возлюбленный мой.

По возвращении служителей Антихрист направляет своих вестников к отдельным королям и поет:

Пусть цари сойдутся с войсками их державы:

От всех царств желаю я почести и славы.

Всё уж укрепил я рукою Божьей силы,

И она кругом всех врагов моих сразила.

Все блюдут народы и право и законы,

Бог богов сзывает всех под свою корону.

Тогда все короли собираются отовсюду со своими пред лицом Антихриста, воспевая:

Всё уж укрепил я...

и т. д. К ним Антихрист:

Это предсказали мне предвозвестители,

Верные мне мужи, прав моих блюстители.

Всем моим величьем, что давно предсказано,

Люди насладятся, как им предуказано.

А по их гибели в злой суете и горе

Мир и безопасность всех ожидает вскоре.

Тотчас раздается гром над головой Антихриста и, по его низвержении и бегстве его приверженцев, Церковь поет:

Вот человек, который не в Боге полагал крепость свою.

А я, как зеленеющая маслина, в доме Божием.

Тогда, по возвращении всех к религии, Церковь принимает их и начинает:

Хвалите Бога нашего!

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова